black rider

laefar

Журнал живее всех живых.

В порядке бреда...


Previous Entry Share Next Entry
black rider
laefar

Проклятый Замок

В свете последних лучей заходящего солнца Чёрный Замок выглядит зловеще – то есть именно так, как хотелось его обитателям. Да и как ещё должно выглядеть обиталище вампиров? Замок этот во всех окрестностях называют «проклятым», и редко кто подходит к нему ближе, чем на три полёта стрелы – благо находится он на приличном отдалении от всего живого. Как и следует любому проклятому замку, этот стоит на холме, который с трёх сторон окружает густой хвойный лес. Лес, разумеется, тоже имеет дурную славу, да как бы не хуже, чем сам замок, а историями о нём (выдуманными ли, нет ли - уже не помнил никто) пугают детей, а иногда и взрослых. Жителей замка - известных любителей уединения - это вполне устраивает, жизнь (впрочем, какая там жизнь?) течёт в замке своим чередом, и лишь изредка в лесу и близких деревнях пропадают люди. Заезжие скептики, слушая рассказы старожилов, конечно, обращали внимание на то, что пропадали сплошь беглые преступники, которые затем и бежали, чтобы пропасть, да пьяницы, которые частенько пропадали в любой другой деревне. Да только что нам скептики?! Ведь сразу ясно, почему и зачем пропадали люди вблизи проклятого замка!
Изнутри замок также отвечает представлениям о том, как должно выглядеть обиталище вампиров. Со стен свисают ковры и гобелены, причём преобладают оттенки красного и бордового. Полы выложены мрамором, а свечи в серебряных канделябрах днём и ночью тускло освещают комнаты и залы с занавешенными окнами.
Но вдруг тишина одного из залов нарушается. Звук каблуков разносится под высоким потолком, отражается от стен, рикошетит от тёмных ниш и укромных уголков, тонущих во тьме, которую не в силах разогнать свечи. Весь зал заполняется этим звуком, и невозможно определить, где же его источник? Где тот, что торопливо стучит подошвами по каменному полу, путаясь в складках длинного плаща, и почти уже летит от спешки? Но вот силуэт проносится мимо канделябра, на секунду закрыв неяркое пламя, и можно уже различить человека (человека ли?), что быстро пересекает зал и, конечно, в душе проклинает коридоры и предметы мебели, на которые он то и дело натыкается. Однако шума от него, кроме уже оглушающего звука его шагов, нет.
Но вот, наконец, едва различимая в полумраке чёрная фигурка достигает конца зала и распахивает массивную, окованную тусклым металлом дверь. За дверью открывается новая зала, чуть меньше предыдущей, но освещённая гораздо лучше. Пламя десятков и сотен свечей в едином порыве встрепенулось и мигнуло от неожиданного сквозняка. Фигура в плаще вступает в зал и, прикрыв за собой тяжёлую дверь, почтительно сгибается в поклоне:
- Мой повелитель… Увы, мне выпало нести тебе худые вести, -
голос человека оказывается приятным и мелодичным: это молодой и полный энергии голос, но в нём слышится страх и сомнение. У окна, с которого по ночному времени отодвинута портьера, стоит спиною к нам высокий человек в багровом плаще. Он медленно оборачивается на голос, и мы видим его лицо. Он тоже молод, у него длинные и чёрные как смоль волосы, его кожа бледна, но в глазах пляшет адское пламя… или же это отблеск свечей?
- Говори, мой друг. Что за весть несёшь мне?
- Стражи тревожатся. Дурные знаки явились им, и они заглянули в Зеркало. Мне было велено передать тебе, что к Замку идёт охотник.
Таинственный повелитель замер. Наверное, он побледнел бы, если бы не был до крайности бледен всегда.
- Вот как… О, как некстати Старейшины решили отойти от мира… А нет ли возможности…
- Я спрашивал у Жрицы, мой повелитель. Нет. Не раньше, чем через сорок лет, возможно будет потревожить их сон.
- Увы… Ну, что ж. Значит, придётся рассчитывать на себя и только. Скажи всем, что я созываю общий Совет. Там я объявлю эту новость, и там мы решим, что же нам делать. Ступай же.
Человек в плаще, чьё лицо мы так и не смогли разглядеть под капюшоном, вновь кланяется и, толкнув дверь, выходит из комнаты. Его собеседник резко поворачивается к окну, от чего пола его плаща эффектно взметнулась. Он поднимает взгляд и долго глядит на полную луну. Его губы шевелятся и, напрягая слух, мы различаем его шёпот, разносящийся шелестом по всему залу:
- За что мне это, Вольдемар? Ведь я не хотел этого! Зачем ты не ведёшь нас, как встарь? Разве я достоин? Разве смогу? Что я знаю?
Но луна не отвечает ему и он умолкает…
Tags:

?

Log in

No account? Create an account