?

Log in

No account? Create an account
black rider

laefar

Журнал живее всех живых.

В порядке бреда...


Previous Entry Share Next Entry
black rider
laefar

Глава 1, часть вторая.

А материала для раздумий хватало. Что бы ни думала донна Лаура, её сын никогда не был глупцом и, соответственно, зарабатывать себе на жизнь мечом не собирался. Его угнетала домашняя атмосфера, он не мог и не хотел жить в лености и роскоши, но и менять эту жизнь на нищее и полное опасностей существование наёмного воина Лаэфар не рвался. Стало быть, нужно было найти выход из положения, причём как можно скорее – пока не закончились монеты в захваченном из дома кошельке. Разумеется, монеты все были сплошь золотые и вполне могли прокормить обычного человека не один месяц, но Лаэфар привык жить на широкую ногу, не экономя ни на чём, а подобная привычка стоила в Солнечной Империи дорого.
К утру дождь, наконец, ослаб и словно из последних сил моросил, не желая признавать своё поражение. Видимость, впрочем, лучше не стала, ибо на смену осадкам явился туман, густой и плотный, словно ватное одеяло и холодный, как прикосновение речной рыбы. Уставший после ночного подвига (а иначе как подвигом эту поездку назвать было никак невозможно), Лаэфар пытался углядеть хоть какое здание, где можно было бы отдохнуть. Из-за тумана Лаэфар замечал лишь заборы, по которым можно было понять, что они ограждают маленькие и хилые деревенские домики, амбары да скотные дворы. Из этого он заключил, что достиг, наконец, некоего населённого пункта, что в свою очередь означало, что в нём обязательно должна была быть таверна, корчма или, в худшем случае, трактир. И, по-видимому, именно на этой дороге, поскольку, где же ещё могут ходить путники?
Таверна действительно нашлась, причём куда лучшая, чем ожидал Лаэфар: было в ней целых три этажа, из которых два были отданы под комнаты, а на нижнем располагался общий зал. В зале, по раннему времени никого, разумеется, не было. В том числе и хозяина. Подивившись тому, что входную дверь в этой таверне не закрывают даже на ночь (в Лионе, столице Империи, глупца, вздумавшего оставить входную дверь открытой, ограбили бы за ночь не менее трёх раз, а возможно бы и зарезали), Лаэфар прошёл к пустующей стойке. За ней действительно никого не оказалось. Не было видно хозяина и под ней, где, как было подумал Лаэфар, он мог бы спать. Зато был на стойке бронзовый колокольчик, а под ним лежала записка, где с тремя ошибками была написана просьба «звонить по любой нужде». Не раздумывая долго, Лаэфар взял колокольчик и потряс им. Раздался резкое и совершенно немелодичное звякание и тут же, словно он ожидал этого за дверью, появился одетый в грязно-голубой халат и ночной колпак старик.
- Вот он я, благородный господин, иду я, одну лишь минутку извольте подождать, - забормотал он, не раскрывая заспанных глаз и двигаясь вслепую с той уверенностью, которой достигает лишь человек, который досконально знает каждую половицу в доме. – Вот он я, благ… - В этот момент хозяин открыл, наконец, глаза и увидел, что господин, стоящий перед ним, действительно благородный, что с его тяжёлого и крайне дорогого плаща натекло уже небольшое озеро и что он, хозяин, никогда этого господина до сих пор не видел.
- Можно ли вам чем помочь, благородный господин? – заискивающе поинтересовался старик, кося глазом на показавшийся под распахнувшимся плащом тугой кошелёк более чем приличных размеров.
- Можете, - раздражённо бросил Лаэфар, стягивая с рук сырые перчатки, - Мне нужна комната и, если возможно, чистая.
Хозяин засуетился, потянулся за ключами, рассыпал всё содержимое коробки и долго искал нужный ключ.
- Вот, благородный господин, самая лучшая комната, будьте любезны. Третий этаж, налево, в самом конце коридора. Не извольте сомневаться, хорошая комната. Вам завтрак не угодно ли?
- Не угодно, - поморщился Лаэфар, беря ключ. Мысль о еде была для него сейчас мучительна, после ночного пути хотелось только спать. – Вот вам, возьмите, - Лаэфар не глядя, бросил на прилавок золотую монету.
Хозяин, раскрыв рот следил за тем, как монета катится по стойке, потом падает и останавливается у его ног. Таких денежных единиц старик в своей жизни не видел, да и не надеялся увидеть.
- Вы, благородный господин, сколько времени у нас пробыть собираетесь? Вы не гневайтесь, я ведь почему спрашиваю – ежели меньше недели, то сдачи у меня сейчас столько нету. Разве что Вы изволите подождать, пока я схожу…
- Оставь себе сдачу, хозяин. Это в счёт моего ужина и, возможно, не одного – поглядим как с погодой. – С этими словами Лаэфар поднялся по лестнице, дошёл до своей комнаты и, задёрнув шторы, рухнул не раздеваясь на матрас и не дожидаясь, пока принесут постель.